Божественная литургия в Неделю 14-ю по Пятидесятнице, перед Воздвижением

<…> лучше бы всего, думаем, было для вас, если бы вы от воспоминания о храме рукотворенном, перенеслись сегодня мыслию и к другому храму, храму, который есть собственно вы сами. Не весте ли, говорит Апостол, яко храм Божий есте, и Дух Божий живет в вас? (1Кор. 3, 16). И не вы ли, братие, суть Церкви Бога Живого, назданные на основании Апостол и Пророк, сущу краеугольному Самому Иисусу Христу? (Ефес. 2:19–20). И если так, то вот мы и желали бы, чтобы вы обратили ныне мысль вашу и на самих себя и задали б себе вопросы: чист ли храм души вашей? Достоин ли он того, чтобы Дух Божий жил в нем? Подлинно ли наздан он на основании Апостол и Пророк, сущу краеугольну Самому Иисусу Христу? Не выбрано ли из-под него это основание, и не положено ли самовольно другое? Не требует ли, наконец, и он обновления и освящения?

Протоиерей Виктор Гурьев

26 сентября с. г., в Неделю 14-ю по Пятидесятнице, предпразднство Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня, в храме иконы Божией Матери «Знамение» Курская-Коренная прихода мчч. Валентина и Пасикрата в г. Ульме была совершена Божественная литургия. В этот день Святая Церковь совершает память Обновления (освящения) храма Воскресения Христова в Иерусалиме (Воскресение словущее) (335 г.).

В день памяти Обновления храма Воскресения Христова в Иерусалиме воспоминается торжество по случаю освящения храма Воскресения Христова, сооруженного равноапостольным Константином Великим и матерью его равноапостольной царицей Еленой. Праздник этот еще называется в народе «Воскресением словущим» и означает, что он словет, или слывет, Воскресением, в отличие от Праздника Светлого Христова Воскресения и относится именно к освящению храма в честь Воскресения Христова.

Всенощное бдение 25 сентября, также как и воскресную Божественную литургию совершил игумен Максим (Шмидт) в сослужении диаконов Сергия Гофсец и Валентина Усачёва. Богослужебные песнопения литургии исполнил приходской хор под руководством регента чтеца Николая Шилинцева, всенощного – клиросный хор под руководством регента Ларисы Шукман.


За литургией в этот день положено три Евангельских чтения: Недели пред Воздвижением https://days.pravoslavie.ru/bible/z_in_3_13_17.html#z; рядовое, о званых на брачный пир, https://days.pravoslavie.ru/bible/z_mf_22_1_14.html#z и Обновления  https://days.pravoslavie.ru/bible/z_mf_16_13_18.html#z.

Свою проповедь игумен Максим посвятил Евангельской теме и празднику.

Проповедь в Неделю 14-ю по Пятидесятнице.

Притча о брачном пире.

Митрополит Сурожский Антоний.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Кончается сегодняшнее евангельское чтение очень страшными словами: «Много призванных, а мало избранных…» Господь, Который сотворил мир для того, чтобы поделиться с ним вечной, Божественной радостью, встречается, однако, в этом мире с холодным отказом. Он призывает всех – но избрание зависит от нас; Он всех сотворил любовью для радости и вечной жизни – но мы должны ответить любовью на любовь и войти в ту радость, которую нам предлагает Господь. И картина, которая нам дается в сегодняшнем Евангелии, такая простая и так точно описывает все состояния нашей души, все причины, по которым нам на Бога нет времени, к вечности нет интереса…

Приготовил Господь пир веры, пир вечности, пир любви, и посылает Он к тем, которых Он давно предупредил о том, что будет такой пир и чтобы они были готовы к нему. Один отвечает: Я купил клочок земли, надо мне его обозреть, надо мне им овладеть, ведь земля – моя родина; на земле я родился, на земле живу, в землю же лягу костьми – как же мне не позаботиться о том, чтобы хоть какой клочок этой земли был мой? Небо – Божие, а земля пусть будет моя… Разве и мы так не поступаем, разве мы не стараемся укорениться на земле так, чтобы уже ничто нас не поколебало, так обеспечить себя землей и на земле? И думаем, что вот-вот обеспечим себя, и придет время, когда все земное будет сделано, и тогда будет время подумать о Боге…

Но тут мы слышим и второй пример, который нам дает Господь; к другим званым гостям послал Он Своих слуг, а те ответили: Пять пар волов мы купили, надо нам их испытать – у нас есть задание на земле, у нас есть работа, мы не можем оставаться без дела: мало принадлежать земле – надо принести плод, надо за собой оставить след. Нам некогда пировать в Царстве Божием, оно слишком рано приходит со своим призывом к вечной жизни, к созерцанию Бога, к радости взаимной любви – надо на земле что-то еще закончить. Когда все будет сделано, когда останутся для Бога только жалкие остатки человеческого ума, тела, сил, способностей, тогда пусть то, что останется от земли, Он Себе берет; но сейчас дело идет о земле, родной, своей, которая плод приносит, на которой надо оставить вечный след: как будто что-нибудь останется от нас через одно-другое десятилетие после нашей смерти!

И к третьим посылает Господь, и эти Ему отвечают: В нашу жизнь вошла земная любовь; я женился – неужели мне отрываться от этой любви, чтобы вступить в царство другой любви? Да, небесная любовь просторней, глубже охватывает всех; но я не хочу этой всеобъемлющей любви, я хочу личной ласки, я хочу одного человека любить так, чтобы никто и ничто на земле не значило бы столько, сколько значит для меня это человек. Мне недосуг теперь вступать в вечные чертоги; там любовь безбрежная, всеобъемлющая, вечная, Божия – а здесь любовь по масштабу моего человеческого сердца: оставь меня, Господи, насладиться моей земной любовью, и когда ничего больше не останется, тогда прими меня в чертоги Твоей любви…

И мы так поступаем; мы себе на земле находим труд такой неотложный, что для Божиего дела, для жизни с Богом времени нет. И мы такую любовь находим себе на земле, что до Божией любви нет дела… “Вот придет смерть – тогда успеем”: это все тот же самый ответ на Божию любовь. Он говорит: «Приидите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» ; все дам – любовь дам: встретитесь вы, люди Божии, встретитесь лицом к лицу – и не так, как на земле, туманно друг друга видя, не понимая друг друга, недоумевая, раня один другого. Встанете в Царстве Божием – и все будет прозрачно: и понимание ума, и ведение сердца, и стремление воли, и любовь; все будет, как хрусталь, ясно… А мы отвечаем: Нет, Господи, на это будет свое время; дай исчерпать землю, на которой мы живем… И черпаем, и живем, и кончается тем, что, по слову Божию в Ветхом Завете, дав нам все, что она только могла дать, земля обратно берет все, что она сама дала и что Господь дал: Ты земля, и в землю отыдешь… И тогда купленное поле делается могильным полем, тогда труд, который нас оторвал от Бога, от живых отношений с людьми, от живого отношения с Богом, рассеивается даже и в памяти людей; когда мы станем в вечности, тогда земная любовь, которая казалась так велика, представляется нам узкой тюремной кельей… Но ради всего этого мы сказали Богу: Нет! Не Тебя, Господи, – землю, труд, любовь земную хотим мы пережить до конца!..

Мало избранных не потому, что Бог строго выбирает, не потому, что Он мало кого находит достойным Себя, а потому, что мало кто находит Бога достойным того, чтобы поступиться клочком земли, часом труда, мгновением ласки… Много призванных – все мы призваны: кто же из нас отзовется? Достаточно на любовь ответить любовью, чтобы войти в пир веры, в пир вечности, в жизнь. Неужели мы не ответим на Божию любовь одним словом: Люблю Тебя, Господи!.. Аминь.

1973 г.

В сообщении использованы материалы сайта patriarhia.ru, pravoslavie.ru, azbyka.ru